среда, 18 июля 2012 г.

Про утю

Вчера мы забрали фотографии финского мини-отпуска со стороны Антона, а точнее Кати. Помимо чудесных снимков кувшинок (обожаю! не удержалась и поменяла заглавную картинку на них, хоть они и не вязальные), там была пара кадров из нашего последнего отпускного утра. И я как увидела их, вспомнила о маленькой истории, простой и незначительной, но доставившей мне кучу положительных эмоций перед отъездом домой.

Это было в понедельник утром. Наш отряд сражался с красными... то есть нет, это другая история. Все сонно валялись по кроватям, пытаясь проснуться, а я так же сонно стояла у плиты, следя за молоком для каши. Ночью над нами пронесся дождь, прошумел сильный ветер, согнав душные испарения камышовой воды. Я проснулась ночью от шума леса и от неожиданной волны свежего-свежего воздуха, ворвавшейся в форточки. Уютно зарылась в одеяло и заснула вдвое крепче. И вот утром ветра уже не было, а свежий воздух, промытый дождем, витал над нашей поляной. Небо было пасмурным, а в свежести было столько влаги, что впору называть воздух туманом - если бы не его прозрачность. Есть что-то чудесное в том, как ты выбираешься из-под теплого одеяла и готовишь горячий завтрак в этом сонном и тихом доме, в замершем после дождя прохладном лесу. Хотя такие сложные мысли и не посещают в то время, - мысли тоже еще не проснулись.

Следующим из спален показался Антон, зевая с таким выражением, как будто и зевать ему лень. "Доброе утро" - сказал он.
"Доброе" - отозвалась я.
Завязался короткий разговор - я пожаловалась, что в таком месте, явно богатом различным зверьем, к нам никто так и не заглянул - ни выдра, ни вепрь, на даже белка. А я-то так надеялась! Мы видели на озере несколько водяных птиц, но поскольку острым зрением я не отличаюсь, разглядеть вдалеке что-то кроме того, что это явно птица, а не вепрь, я не смогла. Антон согласился, что это безобразие, и вышел во двор. Молоко собралось закипать, и я взялась за пакет с рисом.
"Маша!!!!" - страшный шепот донесся в дом сквозь закрытую дверь, не потеряв своей придушенной оглушительности, и рис чуть не полетел на пол. Я понеслась следом за Антоном.


На нашей маленькой пристани стояла здоровенная утка - мне она показалась размером с хорошего гуся, только шея по-борцовому более короткая. Переминалась с лапы на лапу и явно размышляла - отдадим мы деньги по-хорошему или нам придется сначала врезать. Антону тоже видимо было не по себе - он стоял в некотором отдалении, боясь оторвать от нее глаза, и тем же страшным шепотом (наверное, чтобы утка его не услышала - хотя вряд ли она слышит хрип хуже, чем обычный голос) требовал хлеба, булки и фотоаппарат. Я унеслась обратно в дом, стараясь при этом не поворачиваться спиной - мало ли.

Молоко, к счастью, тоже отличилось замедленной реакцией - не убежало. Я сняла его с огня (ко дну сиротливо пристала первая горсточка риса, которую я таки успела забросить). Схватила пакет с остатками батона и побежала обратно, боясь, что все пропустила и Антона уже съели.


Кидая куски булки на доски причала, Антон поведал удивительное - стоило ему выйти во двор, утка с хлопаньем крыльев приводнилась в протоке, а затем и выпрыгнула из воды на причал. И пошла на него, угрожающе поводя толстыми плечами - видимо, считала, что появление людей в этом месте обязательно должно означать кормежку. Меня это даже удивило - в таких богатых камышами и плавнями местах появление людей чаще означает охоту. Но может не зря она такая мускулистая и откормленная - неизвестно, кто на кого охотиться будет.

Одновременно с началом еды появилась Катя - с нее мигом слетел сон, а в руках как по волшебству возник фотоаппарат. Это ей я благодарна за памятные кадры - "туристы с трепетом приносят дары местным богам". Животная даже согласилась немного попозировать для портретной съемки, не стесняясь нашего внимания. На удивление, за упавшими в воду кусочками булки она не полезла - предпочитала те, которые оставались на досках, бросаясь на них, как собака. И не выказывала желания запить их - ела вопреки всем утиным привычкам всухомятку. Мы уж засомневались - может ей молочка предложить, если она воду пить брезгует? Пива с утра наверное не надо, да у нас его уже и не было.


Шоу продолжалось недолго - Гена только успел явить себя народу и поинтересоваться, что это мы такие радостные делаем у воды, как утка сочла завтрак завершенным, спрыгнула с причала и с шумом взяла водяной старт в воздух. Я вернулась к своей каше, ребята занялись сборами - эпизод закончился. Но как же приятно было получить от этого леса и озер такой прощальный подарок!

6 комментариев:

  1. Здорово пишите. Несмотря на отключенные картинки, очень живо представляется картина "туристы с трепетом приносят дары местным богам". Спасибо за удовольствие от чтения ;)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вам спасибо большое за похвалу! Без поощрений я бы ничего и не писала - попробовала бы один-два раза, расстроилась, решила бы, что пишу неинтересно, и больше этого не делала. А когда есть кому похвалить и погладить - сразу совсем другой настрой!

      Удалить
  2. Вот правда! Пишешь ты чудесно!
    И картинка новая мне очень-очень нравится. еще с прошлого поста про Финляндию.

    А что такое оранжевое на тебе? А то я аж от утки отвлеклась, пытаясь разглядеть...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, дорогая ;-)))

      Оранжевое - это штаны вроде арабских, их тонкого хлопкового трикотажа, свободные и легкие - я их использую как домашние. Очень радуют глаз, когда в мире не хватает яркости ;))

      Удалить
  3. Мария, спасибо за такие замечательные рассказы и за вязальную красоту ))) Награда от меня http://svetal1408.blogspot.com/2012/07/blog-post_1962.html

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо тебе, Света! Очень приятно - и похвала приятна, и награда ;-))

    ОтветитьУдалить